?

Log in

Значок

« previous entry | next entry »
Jul. 27th, 2013 | 03:30 am

В школе, класса до четвертого, я был прилежным пионером и круглым отличником, чему немало способствовали врожденная грамотность и практически беспредельная домашняя библиотека. Позже библиотека сыграла отрицательную роль: мама принесла только вышедший в «Посеве» «В круге первом», который я не только полюбил не меньше «Муми-тролля» и «Над пропастью во ржи», но и воспринял как руководство к действию. На какое-то время Глеб Нержин даже потеснил Витю Малеева, Снуснумрика, Холдена Колфилда, Питера Колдуэлла и Гая Монтэга в неокрепшей детской душе.

Наша училка французского Ольга Григорьевна занималась в школах международными связями и, кроме своих уроков, вела какую-то обязательную муть, называлась, кажется, КИД (клуб интернациональной дружбы) – там вменялось в обязанность найти себя друга по переписке в братской ЧССР. Однажды, в классе, что ли, пятом Ольга Григорьевна после уроков повезла нас в Дом дружбы народов на Калининском, он же Мавританский Замок – тот самый особняк Арсения Морозова, увидев который мама Арсения сказала: «Раньше одна я знала, что ты дурак, а теперь вся Москва будет знать». В Доме дружбы затевалась пионерская туса: мы должны были познакомиться с чехословацкими пионерами, с которыми якобы переписывались. Меня туса сдернула не то с футбола, не то с шахматного турнира во Дворце пионеров, не то с мосфильмовского прогона «Рабы любви», и я страшно злился; май щекотал черемухой и дразнил мини-юбками; в свежие кляксы асфальта можно было смотреться как в зеркало.



Это сейчас, чтобы попасть в Замок, нужно быть по меньшей мере Кламмом, а тогда вход был открыт любому землемеру. В тот день Замок был переполнен – в главном, Рыцарском зале толпились человек триста чехов и примерно столько же наших. Ко мне немедленно подскочила нескладная, похожая на Морру, чешская пионерка в огромных очках; Морра сунула мне в руку какую-то штуку и ожидательно воззрилась. Я осмотрел подарок – копеечный чешский значок – пожал плечами, вежливо поблагодарил и сделал попытку отойти. Морра не отставала и что-то возбужденно клекотала по-чешски.

Позже мне объяснили, что все подобные тусы – огромный рынок, секонд-хенд, все участники которого безустанно обмениваются галстуками, значками, марками, открытками, сувенирами; многие делали на этом бизнес. Это был целый мир со строгими правилами: взял – отдай что-то взамен.

Клекот Морры нарастал – почти превратился в крик. На нас стали оборачиваться, многие прислушивались. И тут Морра схватила меня за рукав.

Правила жизни Максима Андреева уже тогда, задолго до выхода фильма «Тихоокеанский рубеж», выглядели так: «Во-первых, никогда до меня дотрагивайся. Во-вторых, никогда до меня дотрагивайся». Я вспыхнул моментально, как кайдзю пятого уровня.

– Извините, – сказал я вежливо, но довольно громко. – Извините, но пошли вы на хуй.

Это услышали. На нас двинулись возмущенные люди, чешская вожатая негодующе протянула ко мне руку, до скандала оставались мгновенья.

И тут к нам подскочила Ольга Григорьевна. То есть, она, наверное, не подскочила бы, но Сэлинджера, Апдайка и Муми-тролля тогда можно было достать только через мою маму, и Солженицына тайком давал ей читать тоже я.

– Ote-toi, vite, – прошептала она и сильно толкнула меня к дверям. – Уходи, быстро. И обернулась к толпе:

– Promiňte, to je nedorozumění. Простите, это недоразумение!

Я выкатился на Калининский, в май, в черемуху. По бокам портала, рядом с витыми неомавританскими башенками ласково шелестели липы, на серый асфальт сажали новую черную кляксу. Гнев выходил из меня пузырьками, как газировка. Туса заканчивалась, первую партию чешских пионеров уже загоняли в Икарус. Такие Икарусы с детьми то и дело встречались на улицах Москвы, очень опрятные, санитарно безупречные.

Я шел по Калининскому и думал, что никогда-никогда-никогда не буду жить в мире, где за копеечный значок навязывают свою систему координат, чужие правила жизни.

Link | Leave a comment | Share

Comments {5}

Элина

(no subject)

from: a_xuili
date: Nov. 15th, 2013 08:01 pm (UTC)
Link

с Днем рождения!

Reply | Thread